ilonka.ru
Литературный клуб
Поиск по сайту
Главное меню
Поэзия
любовная лирика
пейзажная лирика
божественные стихи
философская лирика
стихи для детей
ироничные стихи
гражданская лирика
Проза
воспитание чувств
публицистика
эссе
новеллы
миниатюры
сказки


Вход на сайт


Логин
Пароль



счетчики





Партнеры

Создать сайт

«Артистка»

Увеличить картинку

   Время иногда тянется очень долго, особенно, когда ты учишься в средних классах. Кажется, что не будет конца этим бесконечным, пусть даже очень интересным урокам, контрольным, четвертным и годовым оценкам. Но в выпускном классе всё наоборот: хочется хоть на денёк ещё задержать это прекрасное школьное детство, не думать о выпускных экзаменах, о наряде на выпускной вечер, о поступлении в институт. Но, увы, время неумолимо, оно незримой поступью своей приближает этот день, этот час, этот миг. Вот так когда-то наступили наши последние весенние каникулы, давая совсем небольшую передышку выпускникам перед самым длинным марафоном под названием «Взрослая жизнь». Тогда мы и решили поехать всем классом за тюльпанами. Они зацветали в этих степных краях ранней весной и манили нас своей невероятной девственной красотой. Эта поездка давала возможность оторваться от привычной обстановки, вырваться на свободу, чтобы общаться, смеяться, петь песни под гитару, флиртовать и влюбляться, просто радоваться жизни и молодости. Кто-то из отчаянных родителей организовал грузовую машину со скамейками в кузове, даже без брезентового верха. 

Это было, конечно, страшным нарушением правил техники безопасности, потому что сидячих мест не хватало, сидели на коленях друг у друга, но все вели себя поначалу спокойно, наверное, чтобы усыпить бдительность взрослых. 

Сейчас даже не вспомню, кто сопровождал нас в той поездке из взрослых, был ли классный руководитель с нами, или кто-то из родителей. Но он, этот взрослый сопровождающий, точно находился не в кузове, а в кабине. Ехать было не очень далеко, так что особо волноваться не было причин. Лёня как всегда говорил  громче остальных и жестикулировал своими руками молотобойца для пущей убедительности, он не любил себя ограничивать ни в движениях, ни в выражениях. Надо же мне было в такой неподходящий момент пить из стеклянной бутылки нарзан, день был жаркий, и кто-то просто предложил за кампанию освежиться. 

Лёнька с размаху задел рукой бутылку, и я почувствовала страшную тупую боль и потом онемение в области переднего зуба, слёзы брызнули из глаз, я закрыла рот рукой чтобы не закричать от боли и обиды. Лёнька же просто, даже не повернувшись в мою сторону, извинился, продолжая увлечённо рассказывать что-то ребятам. Он, конечно, не заметил моих слёз и полуобморочного состояния. Языком я нащупала и почувствовала, что зуб повреждён, и часть зуба отбита, его неровный край царапал язык, во рту было ощущение песка. Я была в ужасе и шоке. Мои прекрасные белые зубы, моя замечательная улыбка, моя мечта стать актрисой -  всё рухнуло за секунду, здесь, в этом «долбаном кабриолете».

-  Слон, медведь, осёл, идиот, скотина - это те слова, которые  я мысленно  произнесла в тот миг в адрес Лёньки. Но вслух  не произнесла ни звука, просто, молча, страдала всю эту поездку: не пожаловалась взрослым, не упрекнула ни словом Лёньку, не попросила подружку посмотреть, что там у меня с зубом. Всё это было просто выше моих сил. 

Впервые, именно тогда, я поняла, что значит в жизни случайность, оплошность. Она может сильно изменить всю твою жизнь, перечеркнуть все твои планы. Зуб спасти тогда не удалось, советская стоматология знала только мышьяк или удаление, я сама тогда выбрала третий вариант – зуб покрыли сверху золотой коронкой. Чтобы хоть на какое-то время закрыть его от воздействия агрессивной среды и не удалять. Кстати, так я сохранила зуб и впоследствии восстановила его, вернув себе возможность смеяться, не прикрывая рот рукой. Но иметь золотую коронку во рту по моим тогдашним представлениям о красоте – не просто вульгарно, а ужасно и отвратительно. Это сейчас  можно вставить кольцо в нос, разрезать язык пополам и выколоть на лбу мат, никто не упадёт в обморок. А тогда люди были нормальные и понимали, что не сочеталось с моей нежной внешностью юной особы эта золотая «фикса». Одноклассники, правда, почему-то тогда восприняли это как очередную, модную тенденцию в изменении мной своей внешности и, может быть, втайне завидовали мне, не подозревая, что я плачу по ночам, прощаясь со своей мечтой стать когда-нибудь артисткой. 

На какое-то время я затаила на Лёньку зло, он раздражал меня теперь по поводу и чаще без повода. Его заикание уже не вызывало прежнего сочувствия, его болтливость казалась излишней, а повышенный интерес к моей персоне пресекался на корню. Я становилась взрослой, и в моём арсенале появлялись не свойственные мне раньше черты характера – юношеский эгоизм и некоторое высокомерие симпатичной девушки. Теперь я понимаю, что это был своеобразный способ защиты юного ещё тела и уязвимой души, некий уход в образ загадочной и таинственной особы, к которой просто так вам, ребята, не подобраться, сначала придётся разгадать непростую загадку. Мечта стать актрисой должна была теперь воплотиться на сцене этой обычной, порой очень серой и скучной жизни.
    Вообще-то я играла «в театр» с раннего детства. Обычно, организовав труппу из моих младших и старших подружек, живших по соседству, я придумывала историю и тут же разыгрывала её перед теми, кто опоздал и не успел принять участие в сценке, и на этот раз играл роль зрителя. Во втором акте пьесы актёры и зрители могли поменяться местами. Костюмы и сам процесс переодевания тоже были сплошным экспромтом. Кто-то давал шарф, кто-то сумочку, пояс, я тащила из дома ширму и капроновые платья-пачки с чехлами, искусственные цветы и шкатулки,- всё шло в дело, всё могло пригодиться. Сценки и пьески были простыми для понимания и для запоминания текстов, в общем, какие-то картинки из жизни, или эпизоды из любимой книжки, а может и просто игра моего  воображения, не важно! В средних классах мы часто готовили с нашими пионервожатыми шефские концерты  и выезжали с ними в местную воинскую часть. Там мы пели песни, танцевали, разыгрывали смешные сценки. Я участвовала почти во всех номерах художественной самодеятельности, даже однажды переодевалась в мальчика, чтобы инсценировать один из рассказов о Дениске Кораблёве. Лёня тогда больше всех смеялся и, сказав мне, совсем не стесняясь: «Артистка ты моя», чмокнул в щёку. 

Позже в нашем школьном театре ставили пьесу Шварца «Золушка», мне предложили роль одной из сестёр Золушки – Гортензии. Я тогда просто жила репетициями, всё время искала новые изюминки для этой своей необычной роли, и на премьере, где присутствовали все учителя и родители, пьеса наша имела грандиозный успех. За импровизацию на сцене, за красивые декорации и музыкальное оформление спектакля нас не отпускали со сцены. Помню, мы так естественно подрались с моей сценической сестрой, которую играла хулиганистая Светка, что её бусы разорвались и рассыпались по всей сцене, она схватила метлу Золушки и гоняла с ней по сцене как настоящая фурия, а я, с виртуозностью фехтовальщика, отбивалась от неё каминными щипцами. Было весело всем и на сцене, и за кулисами и в зале. Мне нравилось видеть весёлые лица. Я тогда почувствовала, какую власть могут иметь слова и импровизированные эмоции над зрителем. Тогда уже я серьёзно начинала писать стихи и прозу, подумывала и о драматургии. Перед зеркалом, оставшись дома одна, частенько пела и танцевала, читала с выражением свои стихи и басни, готовя себя к первому туру во ВГИК и, конечно, представляла себя в будущем великой актрисой. 

Но Лёнькин мерзопакостный локоть стал поворотным и судьбоносным в моём артистическом будущем. Спасибо тебе, друг мой Лёня, говорю я сегодня, что ты спас тогда меня своим тяжёловесным ударом от такой  неимоверно тяжёлой профессии, нелёгкий путь в которую, заказан всем мечтателям и «великим импровизаторам» от художественной самодеятельности. 

Но «малые формы» лицедейства всё-таки не обошли меня стороной. Пара эпизодов в чёрно-белом, никому до сих пор неизвестном фильме, со странным рабочим названием «О ринге», кинопробы в каких-то малобюджетных проектах, которые заканчивались вместе с растраченными не по назначению отпущенными на них мизерными средствами. И, конечно, главная роль в дипломном спектакле молодого театрального режиссёра, осваивающего подмостки университетского театра, в котором я реализовывала свои актёрские амбиции параллельно с обучением очень серьёзной и перспективной науке, за которой, по моему мнению, было будущее всей мировой медицины. 

На премьеру спектакля, а правильнее сказать на приём дипломного спектакля прибыла ответственная комиссия. Режиссёр наш страшно нервничал, он ждал ещё одного приглашённого гостя, мнение которого для него значило - категоричное «быть или не быть». Надо же было мне простудиться и подхватить ангину! Голос сразу стал неузнаваемым – прорезался какой-то бас с хрипотцой, просто а ля Фаина Георгиевна! Температура тела неумолимо поднималась до критических значений, голова раскалывалась, и дико звенело в ушах. Настоящая фолликулярная ангина, поставила я себе диагноз!
Видя моё, ухудшающееся с каждой минутой состояние, режиссёр впал в ступор, сел в кресло, откинулся и затих. Решалась его судьба, дипломный спектакль, приёмная комиссия, приглашённый особый гость, в общем, конец света…
Вдруг он ожил, засуетился, помчался в зал - ему сказали, что прибыл гость, которого все ждали. Я пылала огнём, выпитый аспирин не помогал, единственный доступный тогда препарат тетрациклин не начал действовать, он только ещё накапливался в крови, голова начала сильно кружиться. Но ведь я не могла не выйти на сцену, как же я могла подвести человека, который всё это время так надеялся на меня. От отчаяния, он уже больше не умолял меня, не заламывал руки, не заглядывал заискивающе в глаза. Он просто срывающимся голосом дал команду – Занавес! Спектакль начался. Я молила Бога об одном: только бы не упасть прямо на сцене, не потерять сознание. А о своей роли, мизансценах, каких-то особых нюансах спектакля, оговоренных на репетициях, речь вообще теперь не шла. Из головы вылетело всё, в висках стучало теперь уже в такт сердцу, во рту пересохло, голос пропал, казалось навсегда.
И когда я вышла на сцену, ноги предательски подкосились, я схватилась за край стола, присела на краешек стула, пытаясь сконцентрироваться, остановила взгляд на первых рядах зала, чтобы «зацепиться за что-то глазом» и немного приостановить головокружение. Прямо по центру первого ряда сидел наш режиссёр, почти «доламывая» свои длинные тонкие пальцы, он нервно кусал губы и криво улыбался, а рядом с ним сидел… о, Боже! Мой кумир! Мой любимый актёр, моя тайная страсть, мой герой! Его тогда обожала вся страна, но, уверенна, что тайно и так преданно его любила только одна я! Вот с тех самых пор я верю в чудеса. Никто и никогда не сможет меня переубедить, что чудес не бывает!
Что произошло тогда со мной, я до сих пор точно не знаю! Какие-то Высшие силы окрылили меня, это давало мне силы двигаться, говорить, петь, танцевать. Я не помню и не понимаю до сих пор, как я отыграла этот спектакль! Почему было столько восторженных криков, и аплодисментов, и вызовов на поклон, столько красивых цветов, улыбок и поцелуев! Меня называли «прекрасной актрисой» и «гением импровизации». Но я-то знала, что это не моя заслуга. До сих пор у меня хранится «программка» с восторженными откликами и словами благодарности режиссёра, которую я, спустя несколько дней после спектакля, почему-то обнаружила в своей сумочке. В уголке программки, на свободном от текста, пространстве, я, обомлев от неожиданности, обнаружила приписку: «Вы - прекрасны!» и чуть пониже - автограф моего кумира.
Ради этого точно стоило жить дальше и творить, обязательно!
    Эх, Лёня, опять ты пропустил самое интересное...




Автор: Алла Войцеховская

Уважаемый посетитель вы вошли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Просмотрено: 2335 раз
3 ноября 2009 Напечатать
часы



реклама

Благотворительный интернет-фонд Помоги.Орг



Самое популярное
  • Сочини свой Блюз
  • Различные Женщины ходят по све ...
  • "Божественные стихи"*
  • Откровения мужененавистницы
  • Воспитание чувств
  • "МОЕЙ ЖИЗНИ КИНО ..."
  • Джаз - музыка ярких индивидуал ...
  • Сациви от дяди Гиви
  • Помню...
  • ***************


  • Голосование
    Какие стихи вы любите
    о любви
    о природе
    философские
    иронические
    для детей cm




    Поддержка проекта

    помощь проекту;)Если у Вас есть возможность помочь в развитии нашего проекта, то Вы можете это сделать, внеся небольшую сумму на наш счет:

    WebMoney:
    Z182696302991
    U260448620294
    R288649250646
    E107420200304


    Все деньги пойдут на оплату хостинга для портала и форума а также на открытие и оплату траффика файлового архива





    Копилочка



     


    JBE 468x60 Woman